Новости

ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСАНДРА КОЛИНЬКО ГАЗЕТЕ "ПРЕССБОЛ"

После рейтинговых встреч сродни поединку “Шахтера” с БАТЭ львиная доля внимания достается победителям. Но почему бы не полюбопытствовать, как в эти дни чувствуют себя проигравшие? Тем паче познакомиться поближе со знаковой фигурой латвийского футбола Александром КОЛИНЬКО, ассистирующим в Солигорске поляку Мареку Зубу, интересно при любых обстоятельствах. В недавнем прошлом видный голкипер, дважды признававшийся лучшим игроком своей страны и проведший 94 матча за национальную сборную Латвии, он без раздумий согласился на беседу с корреспондентом “ПБ”. Естественно, мы говорили не только о шахтерских делах: Колинько вспомнил немало белорусских следов в своей богатой карьере — и рассказал много занятных историй.

 

 

— От шлейфа игры с БАТЭ нынче никуда не уйти. Насколько сильным был этот удар для команды и ее штаба?

 

— На мой взгляд, 0:4 — не совсем справедливый результат. Не борисовчане создали столько моментов — к сожалению, это наши оплошности в первую очередь привели к стольким голам. А у БАТЭ футболисты опытные, с очень хорошим уровнем индивидуального мастерства. Вот и наказали. И, конечно, нас немного надломил первый гол.

 

— В нем виноват Караджов?

 

— Как говорится, вратарь виноват в каждом пропущенном мяче... Да, ошибся. И при втором голе в Бресте мог выручить. Разговаривали об этом: он должен был занять более активную позицию, когда с пяти метров забивал Милевский — с места, не в сумасшедшем прыжке. А Иван излишне перестраховался.

 

— Как дела у Бушмы?

 

— Владимир еще занимается индивидуально. Но, надеюсь, очень скоро вернется в общую группу.

 

— Вы тренируете только голкиперов “Шахтера”?

 

— В первую очередь я помощник Зуба. А работа с вратарями — смежная часть профессии. Так сложилось еще в юрмальском “Спартаке”: когда Марек туда пришел, я тоже совмещал несколько функций. Но не вижу себя только в узком сегменте тренерской деятельности. Учился на категорию “Pro”, чтобы в будущем попробовать себя главным.

 

— Таких ударов, как от БАТЭ, вы с Зубом в Юрмале не получали?

 

— Нет. Там проиграли всего один матч — первый в чемпионате... Конечно, сильно переживали. Все так совпало:  День шахтера, полный стадион болельщиков — мне сказали, что для Солигорска это большая редкость. А результат очень неприятный. Но подобные неудачные игры надо побыстрее забывать — естественно, кроме тщательного анализа и разбора ошибок.

 

— Страшно было идти в раздевалку после финального свистка — в ожидании реакции болельщиков?

 

— Прекрасно понимаю их эмоциональное состояние. Но это спорт — в нем кто-то должен победить, а кто-то проиграть. К сожалению, воскресный вечер был неудачным для нас — не получилось сделать, что планировали. Хотя повторюсь: на мой взгляд, результат не по игре. А у болельщиков, конечно, может быть свое мнение, на которое они имеют право.

 

— Многие не верят, что “Шахтер” возьмет золото. Зря?

 

— Отвечу кратко: впереди еще треть чемпионата. Я точно верю в успех — сдаваться не в моих правилах.

 

— Как устроились на новом месте?

 

— Буквально на прошлой неделе мне сделали рабочую визу. Обживаюсь на клубной базе. Удобно: тренировочные и бытовые условия идеальные. А в Латвии, наверное, ни у одного клуба нет своей базы.

 

— С Солигорском уже познакомились?

 

— Немного. Уютный и компактный город: десять минут — и весь объехал. Как говорю в шутку, по масштабу это один спальный район моей родной Риги.

 

— Что до приезда в “Шахтер” знали о нем и о нашей высшей лиге?

 

— Следил за клубом, потому что здесь работал Кубарев. С Олегом Михайловичем целый год сотрудничали в “Спартаке” и стали чемпионами. Общее представление о команде имел, видел, что она лидировала в чемпионате. Хотя конкретно по игрокам тогда вряд ли что-то сказал бы. А еще в тренерском штабе “Славии” работает мой друг Игорь Слесарчук. С ним я тоже всегда на связи. А еще с Максом Скавышем вместе играли в “Балтике”.

 

— В чемпионском году “Спартака” после матча с “Лиепаей” у вас с Кубаревым была неприятная история, связанная с судьями. Вы даже на своей машине перегородили им выезд со стадиона — и сказали пару ласковых резервному арбитру...

 

— Да уж, не очень я их люблю. Так, как они судят... Всегда много вопросов возникает, в каждой игре — даже в последней с БАТЭ. А тогда еще был молодым и горячим тренером. Это сейчас понимаю: от таких эмоциональных акций уровень арбитража все равно не поменяется.

 

— Если брать клубный уровень, то ваш самый запоминающийся этап в роли голкипера — “Кристал Пэлас”?

 

— Ну, был еще и казанский “Рубин” Курбана Бердыева — тоже хороший период. А “Кристал Пэлас” интересен уже тем, что это Англия. Атмосфера вокруг клуба, фанаты, которые тебя обожают, по двадцать тысяч на каждой игре... Незабываемые чувства!

 

— На Туманном Альбионе у вас был и шумный инцидент — с главным тренером “Кристал Пэлас” Тревором Фрэнсисом...

 

— Игра чемпионата — уже не помню, с кем. Мы пропустили, а я на “банке” сидел. Тренер повернулся к нам — и ему показалось, что я засмеялся. Вот на эмоциях подбежал к скамейке и ударил меня по лицу со словами: “Что ты смеешься?!” В моих же глазах и мимике тогда было только непонимание. А то, что потом написал заявление в полицию на Фрэнсиса, больше инициатива агента.

 

— Вы всегда прибегали к их услугам?

 

— Контракт был только с одним англичанином. В остальном просто общался с ними — и не привязывался к кому-то. Кто из них лучше работал, тот и снимал сливки — если можно так выразиться.

 

— Ваше самое интересное пересечение с Беларусью в былые годы?

 

— Помню, во времена “Сконто” в 1998 году играли с минским “Динамо” в квалификации Кубка чемпионов и прошли дальше. Пожалуй, о клубах все — разве что можно попутно вспомнить, как за год до этого во втором отборочном раунде мы очень достойно противостояли “Барселоне”.

 

— А о сборных?

 

— Товарищеский матч на обновленном стадионе в Витебске, в котором мы уступили 1:3. А удивились, когда зашли в туалет. Новая арена, а унитазов нет — только дырки в полу. Видимо, очень спешили открыть объект и не успели поставить. Но, честно говоря, было смешно.

 

— Вы десять лет выступали в России. Уж там без казусов точно не обходится...

 

— Почему-то в памяти сразу всплывает игровой момент — даже недавно его опять показывали. Мой “Рубин” встречался в Москве с “Химками”, и я на выходе уложил сразу пятерых футболистов. Долго этот эпизод обсасывали — и, как видите, до сих пор крутят.

 

— Цвета “Шахтера” защищали ваши коллеги из Прибалтики — эстонец Котенко, литовец Курскис, латвиец Давыдов… С кем знакомы?

 

— Конечно, с Пашей Давыдовым. Когда заканчивал игровую карьеру в “Спартаке”, он тоже был голкипером юрмальской команды. Кстати, тот чемпионат я завершал уже главным тренером, а Давыдов продолжал играть в воротах.

 

— Ваш лучший год в сборной Латвии — EURO’2004?

 

— Не только он, но и весь период квалификации. А на чемпионате Европы, без ложной скромности, сыграл хорошо — и с сильными соперниками.

 

— Самый запомнившийся матч того европейского форума — 0:0 с немцами?

 

— Все-таки с голландцами. По-моему, 26 ударов в створ они нанесли. Да, мы уступили 0:3, но совсем не по делу. Опять судьи: в ворота немцев не поставили два чистых пенальти, а голландцы забили нам с “точки”, которой не было, и из офсайда. Даже сильным командам помогают...

 

— Сборная Беларуси о топ-турнире только мечтает. Как выстрелить хотя бы раз?

 

— Сойтись должно очень много факторов. Но главное — стабильная практика игроков в сильных клубах. Для уверенности футболиста ее не заменишь ничем. У нас тогда костяк сборной долго играл в “Сконто”, а потом все разъехались — в “Арсенал”, “Саутгемптон”, “Кристал Пэлас”, “Фулхэм”, киевское “Динамо”... И потом какое было ощущение? Допустим, выходит против тебя Ибрагимович — ну и ладно, пусть выходит... Абсолютно никакого трепета! Плюс, конечно, везение — без него та сказка тоже не стала бы реальностью.

 

— В “Арсенале” играл Александр Глеб...

 

— С ним не пересекались. Глеб появился в Англии позже, а в то время в составе “канониров” был Лужный. С Олегом не то чтобы дружили, но нормально общались во время матчей.

 

— Кто в карьере для вас был главным учителем?

 

— Повезло поработать с Курбаном Бердыевым, Юрием Красножаном, Евгением Перевертайло. Много интересного почерпнул у Кубарева — как и у Зуба. Хотя были у меня и такие тренеры, о которых не хочется вспоминать. Даже если крепко задуматься, не поймешь: что у них взять полезного? О переходе же в “Шахтер” я думал две секунды, поскольку это рост. Уровень чемпионата Беларуси выше, тем более горняки всегда борются за медали.

 

— В августе у “Шахтера” случились две ничьих и поражение...

 

— Ребята перестраиваются под новые требования, а сразу сделать это объективно тяжело. Полгода они были одними, сейчас стали другими. Вот где-то и теряем очки, как в Гомеле и Бресте.

 

— Помимо футбола, что любопытного подметили в других наших городах?

 

— Мне нравится, что все красиво, аккуратно и чисто. Насколько знаю, белорусам надоело слышать, как легионеры говорят про ваши чистые улицы. А как не говорить? Это настолько бросается в глаза! Вот игра на стадионе: ну должен же быть какой-то мусор! А его нет… Чуть ли не специально искал в Борисове на матче с “Александрией” — только одну бумажку нашел! И по городам приятно ездить, когда нет песка, пыли и грязи. Может, для вас это обыденно? Но в той же Риге машина постоянно в пыли — поверьте, это очень неприятно. Я в Англии мыл машину два раза в год — думаю, у вас можно тоже чаще не утруждаться.

 

— Как вам “Борисов-Арена”?

 

— Я приятно впечатлен.

 

— В еврокубке БАТЭ придется положить много сил, особенно с учетом уровня соперников. Выходит, это дополнительный шанс для “Динамо” и “Шахтера” в чемпионате?

 

— Знаете, мы болели за БАТЭ в квалификационных поединках — и будем болеть дальше в группе Лиги Европы. А по поводу шансов повторю слова про нашу сборную Латвии образца середины “нулевых”: после матчей с “Арсеналом”, “Кельном” и “Црвеной Звездой” борисовчанам в чемпионате скорее будет легче. Так что надеяться нужно только на себя.

 

— Раньше и у “Сконто” с “Вентспилсом” имелись определенные успехи в еврокубках.

 

— Я играл за “Вентспилс” в группе Лиги Европы. О, кстати — вместе с Пашей Чесновским! Недавно встречались с его “Минском” и хорошо поговорили. Нормальный парень. Да и вообще, у меня не возникало никаких проблем в отношениях с вратарями-партнерами по клубам. Кем бы я ни был — первым или вторым. А по поводу латвийских команд... Чемпионат интересный, соперники равные — в отличие от прежних лет в каждой игре можно потерять очки. Да так сразу и не угадать, кто станет чемпионом. С другой стороны, общий уровень немного упал. Во-первых, финансы очень небольшие — только у пары команд они на относительно высоком уровне. Во-вторых, в латвийском футболе нет сейчас ни одной звезды, как в свое время были Пахарь, Степанов, Верпаковский... Вот и у сборной уровень не тот. Правда, сейчас пришел новый-старый тренер — Александр Старков, который обновляет коллектив. А у нас много хороших молодых ребят. Год-два им, конечно, придется тяжело. Но через цикл, думаю, смогут за что-то побороться.

 

— Вас Александр Петрович в штаб сборной приглашал?

 

— Нет. Мы в хороших отношениях, а возникавшие между нами проблемы всегда решали полюбовно. Хотя в тренерском штабе сборной все не так просто. И я даже не знаю почему. Наверное, есть нюансы, почему те или иные люди там работают.

 

— Многие не верят в главных тренеров-вратарей. Как вы к этому относитесь?

 

— Подождите, разве Черчесов не стал чемпионом Польши с “Легией”? Может, тренеров, которые были голкиперами, а потом стали главными, просто минимальный процент? Допустим, четверо не добились успеха, а один Черчесов добился — но это уже двадцать процентов! А если мы возьмем игроков, сколько из них не достигают значимых высот? Впрочем, на такие слова даже не обращаю внимания. Главное, чтобы я верил в себя — это мои знания и амбиции, которые нужно подтверждать.

 

— У вас большая семья?

— Жена и двое сыновей семи и семнадцати лет. Оба занимаются футболом в Риге. Старший играет в дубле РФШ.

 

— А в основе — наш Леонид Ковель.

 

— Знаю, конечно. Но в дубль Ковеля никогда не отправляли, поэтому с моим сыном они близко не знакомы.

 

— Ваше хобби?

 

— Скорость. Люблю быстро ездить — даже очень быстро.

 

— И как можете разогнаться?

 

— На машине мой рекорд 302 километра в час, на мотоцикле — за триста. Точно не знаю, сколько: стрелка на спидометре легла, а дальше делений уже не было.

 

— Мотоцикл — особая любовь?

 

— Нет. Просто у меня была спортивная машина, которая ездила быстро. Но в какой-то момент скорости стало не хватать, вот и взял мотоцикл — но только после того, как закончил играть. “Харлей Дэвидсон”, потому что спортивный для новичка — это сразу не очень хорошо, как объяснили специалисты. А теперь у меня есть и один из двух самых быстрых серийных — “Судзуки Хэйбуза”: двести лошадей, для разгона за сотню хватает чуть больше двух секунд. В общем, один для души, другой для скорости. Правда, в Солигорске нет обоих. Такие странные правила в Беларуси: завезти можешь только одно транспортное средство… Поэтому пригнал машину — “Мерседес”.

 

— И до скольки у нас на ней уже разгонялись?

 

— Ха, не скажу! Вы напишете, а меня потом возьмут и оштрафуют...

 

Владимир ПИРОГ для газеты "Прессбол" №115 (4085) от 01.09.2017

Учредители

         

Спонсоры и партнеры